28.02.2017

Стоит ли вкладываться в хрущевку в надежде на улучшение жилищных условий.

Самым заветным желанием любого советского человека была отдельная благоустроенная квартира. Но как обеспечить каждого отдельным жильем? — Построить быстро и в достаточном количестве. Для этого требовались типовой проект быстровозводимого дома и место для его возведения.

Так в конце пятидесятых в СССР стали появляться пятиэтажки, в народе названные хрущевками. Несмотря на небольшие по площади квартиры, советский человек был рад и такому собственному жилью. Дома эти отличались не только малыми габаритами, но и малой высотностью. Строились они обычно не выше пяти этажей и не предполагали наличия лифта, так как по ГОСТам его предусматривала более высокая этажность. Но это уже совсем другие деньги и сроки, а жилье требовалось как можно быстрее, да и бюджета лишнего не было — после окончания войны прошло чуть больше десяти лет, страна еще не успела восстановиться и окрепнуть. Вот и придумали. Помимо лифтов, в зданиях отсутствуют мусоропровод и чердак, еще один из минусов — плохое удержание тепла: зимой в хрущевках холодно, а летом очень жарко. Крохотные комнатки, кухня не более 6 кв. м и потолки высотой 2,5 м — вот оплот стабильности и надежда на светлое будущее.

Дома были рассчитаны на 25 лет эксплуатации, но... прошло 30 лет, они все стояли... Прошло 40 лет — а люди в них жили... Прошло 50 лет — для жителей хрущевок мало что изменилось. Маленькие кухни, смежные комнаты, газовые колонки и дурно пахнущие подъезды — вот с чем сегодня ассоциируются эти пятиэтажки.

Множились семьи, менялся достаток… Еще каких-то 11 лет назад, когда запускалась программа сноса пятиэтажек, иметь возможность приобрести квартиру или хотя бы долю в такой пятиэтажке «под снос» было пределом мечтаний многих — ведь в случае сноса семья могла получить взамен уже значительно большую площадь. Так что покупали такое жилье и прописывали в нем как можно больше членов семьи.

Расчет был таков:

гражданам, проживающим в квартире по договору социального найма, полагалась площадь из расчета 18 кв. м на человека, 42 кв. м — на семью из двух человек, чуть более 30 кв. м — для одиноких граждан;
гражданам, приватизировавшим свою квартиру в хрущевке, давали ровно столько, сколько было в их собственности, с доплатой за лишние квадратные метры по «выкупной» цене, которая существенно ниже рыночной.
Имея маленькую двушку в пятиэтажке и прописав туда как можно больше детей и внуков, после сноса можно было вполне рассчитывать на получение двух и даже трех квартир взамен, особенно в случае, если снос дома совпал с очередью на улучшение жилищных условий. И таких совпадений было немало. Образовывались огромные очереди из тех, кто был вне этой очереди. Отдельные категории населения могли претендовать на предоставление дополнительной площади более 10 кв. м или отдельного помещения. Так, например, лица, страдающие хроническими заболеваниями, обладающие званием полковника полиции и более высоким рангом, а также удостоенные ученой степени имели право на не менее 20 дополнительных квадратных метров. Ветераны труда, ветераны Чернобыля и инвалиды получали квартиры в первую очередь.

По роду деятельности мне приходилось видеть много семей, ожидающих и мечтающих... Одни получали квартиры заслуженно, другие оформляли липовую инвалидность, третьи радовались переезду, а четвертые отчаянно сопротивлялись, отказываясь от всех предлагаемых взамен квартир, и сидели в полуразрушенном доме, торгуясь с государством за лишние квадратные метры. Были и такие, которые обивали пороги, строили планы на будущее, но их дом убирали из списков «под снос». По мере появления слухов о сносе цены на квартиры в пятиэтажках то взлетали, то снова падали.

Один из нормативов предусматривал компенсации — то есть вместо новой квартиры можно было получить деньги, и решившиеся на это уже сами распоряжались своей дальнейшей судьбой. Несознательные граждане рисковали перейти в категорию «без определенного места жительства». Но были и такие, кто смог вложить полученные деньги с умом.

Шли годы, менялись законы, количество прописанных людей в пятиэтажках росло как на дрожжах, и государство стало вносить изменения в планы своей щедрости: закрывали возможность прописаться, вносили поправки по территориальности, меняли сроки сноса. Инвестиционная привлекательность пятиэтажки стремительно падала, и ждать своего жилищного счастья оставались лишь самые стойкие.

В 2017 году жителям московских хрущевок пришло радостное известие — сносу подлежат все пятиэтажки города. В ближайшее время предвидится волна деприватизации и массовой прописки в маленькие коробочки — так шансов получить как можно больше квадратных метров, исходя из норм, становится больше. Ну а город, убрав черные дыры жилищного фонда, приобретает наконец новый облик.

Так как же быть тем, кто хочет вложить деньги в недвижимость? Бежать за квартирой в хрущевке? Я бы не советовала, ведь насколько растянется этот процесс — неизвестно. Купить, чтобы перепродать? Тоже не выход. У квартиры в новом коммерческом монолитном доме шансов вырасти в цене в разы больше. Соседи — также немаловажный фактор. Хорошо, если вам удастся поселиться рядом с заслуженным ученым. А если нет? Локация? И здесь возникает вопрос: если раньше давали квартиры в этом же районе, то сейчас — там, где есть возможность. Скоро мы увидим новые поправки. Жилье будет предлагаться не ближе Новой Москвы, а в некоторых случаях и в Московской области. Поэтому советую как следует подумать, прежде чем что-либо предпринимать в этом направлении.



Facebook Вконтакте